По стопам своих предков. Приглашаем в Иерусалим

18 июля 2017 года в Иерусалиме состоится торжественное открытие Сергиевского подворья, которое символизирует присутствие России на Святой Земле.

Оно предназначалось для размещения и обслуживания русских православных паломников, прибывавших в Святую Землю по линии Императорского Православного Палестинского Общества и использовалось по прямому назначению до 1914 года.

Этот уникальный духовный и культурный центр, несомненно, будет привлекать внимание многих людей, кому небезынтересна история Русской Палестины. Подворье находится недалеко от главных святынь и достопримечательностей Иерусалима.

Паломнический Центр ИППО «Святая Земля» приглашает посетить Святую Землю (8 дней / 7 ночей). Вылеты каждую пятницу.

Для детального ознакомления с возможными маршрутами паломников продолжаем публикации статей 2-го исправленного и дополненного издания «Святая Земля: история и наследие. Православный путеводитель», автором которого является заместитель Председателя ИППО Николай Лисовой.

Придел Адамовой Главы

Расселина в Голгофе, шириной примерно в 15 см, особенно хорошо видна в приделе Адамовой Главы, расположенном под Голгофой. Предание о погребении Адама здесь, у подножия Голгофы (или о перенесении его главы сюда легендарным первосвященником Мелхиседеком), имеет достаточно древнее происхождение. Этим объясняется традиционное изображение черепа («Адамовой Главы») на православных иконописных и скульптурных церковных распятиях. Независимо от археологической достоверности легенды, литургический смысл посвящения часовни основывается на учении апостола Павла о Христе – Новом Адаме: «как в Адаме все умирают, так во Христе все оживут» (1 Кор. 15: 22).

Название «Голгофа» происходит от арамейского голголта, «череп». Подобно тому как арабы и сегодня используют слово рас (голова) для обозначения любой скалистой местности, не обязательно имеющей форму головы, так и «голголта» могла быть просто названием скалы, не обязательно имеющей форму черепа. Более того, позднейшее осмысление Голгофы как символического и реального «Лобного места», скорее всего, связано было именно с преданием о находившейся здесь голове Адама.

Непосредственно перед «Адамовой Главой» находились когда-то гробницы Готфрида Бульонского – главы армии крестоносцев, вошедшей в Иерусалим 15 июля 1099 года, и его брата Балдуина, первого короля Иерусалимского. Эти гробницы были утрачены при пожаре храма в 1808 году и после ремонта не восстанавливались.

Камень Помазания

У подножия Голгофы, прямо напротив входа в храм, лежит Камень Помазания. На этом камне, согласно преданию, снятое с Креста безжизненное тело Иисуса было уготовано для погребения и помазано миром. Соответствующий евангельский текст написан по-гречески на мраморной доске, расположенной рядом. «После сего Иосиф Аримафейский… просил Пилата, чтобы снять тело Иисуса; и Пилат позволил. Он пошёл и снял тело Иисуса. Пришёл также и Никодим, – приходивший прежде к Иисусу ночью, – и принёс состав и смирны и алоя, литр около ста. Итак они взяли тело Иисуса и обвили его пеленами с благовониями, как обыкновенно погребают Иудеи» (Ин. 19: 38-40). Вся последовательность изложенных в Евангелии событий: снятие с Креста, умащение тела благовониями и положение во Гроб, – изображены на большом мозаичном панно, расположенном на стене, непосредственно за Камнем Помазания. Мозаика, выполненная не так давно, по благословению Патриарха Диодора, искусно стилизована под византийские образцы.

Подлинный камень покрыт красной мраморной полированной плитой. На мраморном обрамлении начертан, по периметру, греческий текст тропаря праведному Иосифу Аримафейскому:

Благообразный Иосиф,

С древа снем Пречистое Тело Твое,   

Плащаницею чистою обвив,

И вонями во гробе нове покрыв, положи.

Древних свидетельств о том, на каком именно месте тело Господа было уготовано к погребению, до нас не дошло. Но уже с V века в византийском богослужении Великой Пятницы выделяется чин «Погребения Плащаницы». Здесь, в Храме Гроба Господня, чин Погребения совершается следующим образом. Плащаницу, буквально заваленную густым слоем розовых лепестков (их так много, что кажется, будто плотная парчовая Плащаница прогибается под их тяжестью), шесть митрополитов переносят с Голгофы на Камень Помазания. После совершения литии у Камня Плащаницу также торжественно переносят в часовню Гроба.

В католическом обряде с Креста снимают скульптурно-реалистическую фигуру Спасителя, при этом используется, для буквального моделирования евангельских событий, молоток, гвозди и даже клещи для выдёргивания гвоздей из рук и ног статуи. Не забыты и серебряные сосуды для розовой воды, трав и благовоний. Все названные предметы латинского богослужения в Храме Гроба Господня датируются временем не ранее XVII века. Очевидно, латинское богослужение Страстей Господних, как и описанная выше практика крестных ходов на Виа Долороза, обнаруживает тенденцию к постепенному усложнению и развитию в сторону всё большей наглядности и чувственной пластичности. Великий Пяток у православных, как и другие службы Восточной Церкви, сохранили иконно-литургический символизм и чрезвычайное целомудрие в отношении к святыням.

Ротонда и Кувуклия

Храмовый комплекс, именуемый Храмом Гроба Господня, состоит, помимо множества приделов и престолов, из пяти главных частей: Голгофа с местом Распятия, Ротонда с часовней Гроба Господня , Храм Воскресения, где находится «Пуп земли», подземная церковь св. Елены и, ещё глубже под землёй, придел Обретения Креста.

...Повернув влево от Камня Помазания и пройдя мимо Кивория Трёх Марий и лестницы, ведущей на галерею, в армянский храм, входим в Ротонду.

Калитка на армянскую галерею обычно бывает закрыта. Но если вам удастся найти ризничего или кого-либо из армянского духовенства, которые, как правило, охотно позволяют паломникам взойти на галерею, это стоит сделать. С галереи открывается лучший обзорный вид на всю, снизу доверху, Ротонду и стоящую посреди неё Кувуклию Святого Гроба.

Слово «кувуклия» (греч. «кувуклион») означает «ложница, царская опочивальня». В византийской придворной номенклатуре был чин «кувикулария» – «спального боярина», как сказали бы на Руси. Для обозначения гробницы это слово употребляется в единственном месте на земле – в Храме Гроба Господня, где «Царь царствующих и Господь господствующих» был положен для тридневного сна. Здесь Он воскрес, «первенец из мертвых», открывая всем нам путь к Воскресению.

Сейчас, стоя перед Кувуклией, под величественным куполом Ротонды, трудно представить себе, что если бы мы перенеслись в евангельскую эпоху, то оказались бы на месте небольшой горы близ Иерусалима, почти сразу за его стенами, которая ещё с IX в. до н. э. служила каменоломней. Скала, которую Евангелист называет по-арамейски «Голгофой» (греч. «Кранион»; лат. «Кальвария»; по-русски «Лобное место»), несколько возвышалась над нею. К началу нашей эры карьер давно был заброшен и превратился в загородный сад, по его склонам совершались захоронения (в пределах храма обнаружено несколько гробниц). Вход в ту из них, которой суждено было стать Гробницей Господа, находился у подножия западного склона.

При саде состоял, очевидно, сторож-садовник, за которого в утро Воскресения Магдалина примет Спасителя. А сама гробница, как указано в Евангелии, принадлежала известному и состоятельному лицу, Иосифу Аримафейскому, члену Синедриона. Он был, «страха ради иудейска», тайным учеником Спасителя, но человеком достаточно влиятельным, чтобы обращаться к римскому прокуратору с личной просьбой. «Он, придя к Пилату, просил тела Иисусова. Тогда Пилат приказал отдать тело: и, взяв тело, Иосиф обвил Его чистою плащаницею и положил Его в новом своем гробе, который высек он в скале; и, привалив большой камень к двери Гроба, удалился» (Мф. 27: 58-60).

Видимо, гробница закрывалась, как это принято было у евреев, большим вращающимся, вернее, скатывающимся по специальному жёлобу камнем, достаточно тяжёлым и громоздким для того, чтобы св. жёны-мироносицы, пришедшие на рассвете ко Гробу (а их было не менее 3-4), озабоченно спрашивали друг друга: «Кто отвалит нам камень от двери Гроба?.. а он был весьма велик» (Мк. 16: 3-4). Близкое представление о величине и устройстве камня можно составить по аналогично устроенному входу в т. н. «Царские гробницы» на улице Саладина в Иерусалиме. (Они датируются 44 г., т. е. близки по времени к дате Распятия.) «Отвальный камень» Иисусова Гроба тоже был первоначально большим. Просто в течение столетий, по простодушному признанию русского купца-путешественника XVI в. Трифона Коробейникова, «тот камень для благословения брали на мощи», то есть уносили по кусочкам. Оставшаяся часть в приделе Ангела не случайно хранится ныне в запечатанном со всех сторон виде. По внутреннему устройству Гроб представлял собой высеченную в скале пещеру с ложем-аркосалием в погребальной камере и входным помещением перед ней, называемым обычно на французский манер антишамбром, – теперь это придел Ангела.

Но вернёмся к Кувуклии – такой, как мы видим её сегодня. Невысокий, в одну ступеньку, подиум соединяет её с Триумфальной Аркой и открывающимся за ней Храмом Воскресения. Перед входом в Кувуклию по обе стороны расположены невысокие мраморные преграды со скамьями, на которых – и за которыми – стоят высокие подсвечники, принадлежащие как православным, так и католикам, и армянам. Они возжигаются последовательно при начале службы каждого из исповеданий. Над входом в Кувуклию в четыре ряда висят лампады. Всего их 40. 13 – верхний ряд – латинские, 13 – нижний – армянские. Столько же – два средних ряда лампад – принадлежит православным. Число лампад строго оговорено и входит в условие общего status quo. Так, например, когда Великая княгиня Елисавета Феодоровна хотела пожертвовать в храм в 1907 г. серебряную лампаду в память об убитом Великом князе Сергии Александровиче, Председателе Императорского Православного Палестинского Общества, Патриарх Иерусалимский Дамиан благословил заменить новой, русской поминальной, лампадой одну из прежних греческих, с точным совпадением рисунка и размера.

Размеры Кувуклии – восемь с небольшим метров в длину и около шести в ширину. Она состоит из двух частей: западной, шестиугольной в плане, – именно в этой части заключается Святой Гроб, и восточной, почти прямоугольной (размером 3,4 х 3,9 м2). В этой восточной части – антишамбре – расположен, как мы уже сказали, придел Ангела. Пьедестал с частью священного камня, отваленного в ту ночь Ангелом, находится посреди часовни и служит Святым престолом при совершении архиерейской православной Литургии на Гробе Господнем (при обычной службе Евхаристия совершается на антиминсе, простёртом на самом Тридневном ложе). В северной и южной стенах часовни видны овальные отверстия – «оконца» для передачи Святого Огня в Великую Субботу. В южное оконце – для армян, в северное – для православных.

Чтобы войти в дверь Святой Гробницы, нужно склонить голову, так невысок вход. Можно быть уверенным, что первоначально, пока высеченный в природной скале Гроб не превратился в священную часовню, вход был ещё ниже. Склоняясь перед входом в самое святое на земле место, обратите внимание на мраморное убранство дверей. На левом дверном столпе скульптор изобразил небольшие фигурки жён-мироносиц, на правом – простирающего к ним руку Ангела. А между ними, – словно живой мраморный полог тяжёлыми складками осеняет вход. Лентой вдоль складок идёт греческая надпись со словами Ангела: «Что ищете живого среди мертвых? Его нет здесь, Он воскрес». Уникальной особенностью изображения в Кувуклии является точное надписание имени Ангела. Оказывается, это архангел Гавриил. Он по воле Божией должен был возвестить Пресвятой Деве в Назарете светлую радость Богоматеринства, Он же в пасхальное утро в Иерусалиме благовествует Ей и мироносицам тайну Воскресения.

...И мы входим в пещеру Гроба. Маленькая камера (207 х 193 см) почти наполовину занята справа каменным ложем, покрытым мраморной плитой. Она впервые появилась в Кувуклии в 1555 г. и нарочно разрезана пополам, будто бы для того, как сказано в источниках, чтобы турки не польстились и не украли её. Последний человек, который видел в 1810 году подлинное каменное ложе Спасителя, Максим Симейский, свидетельствовал, что оно было сильно повреждено неразумной ревностью бесчисленных «боголюбцев», норовивших отломить, откусить, любой ценой унести с собой кусочек реликвии.

Почти всегда вереница верующих – разных стран, наций, исповеданий – стоит перед Кувуклией, ожидая своей очереди войти помолиться на Святом месте. Размер Гробницы не позволяет поместиться в ней более чем троим-четверым. Поэтому неписанный обычай позволяет каждому провести здесь в коленопреклоненной молитве не больше 3 минут. Многие кладут на Святое Ложе принесённые с собой святыни, крестики, медальоны, которые получают при этом освящение, превышающее по благодатной силе любое другое. Не секрет, что православные паломники (особенно паломницы) стараются по возможности непременно коснуться устами и челом головной, западной части ложа. От усердия паломников здесь образовалось, если присмотреться, заметное углубление.

Продолжая осмотр, вы заметите на западной стене Гробницы, слева от мраморного ложа, икону Богоматери редкой иконографии. Пресвятая Дева изображена на ней как мироносица – с сосудом святого мира в руках. Часовню осеняют 15 лампад, в три ряда, – тоже по числу основных исповеданий.

Выходить из часовни принято спиной, лицом к Святому Гробу. Но если вы позволите себе поднять глаза и прочесть при выходе ктиторскую надпись над дверью, вы сможете помянуть в молитве и создателя Кувуклии – архитектора Николая Комнина из города Митилены. Это он, восстановив в 1810 году часовню после трагического пожара 1808 года, придал ей тот архитектурный облик, в каком мы знаем её сегодня. В 1821 году, в дни Греческого восстания, он будет убит турками в Константинополе.

Любопытной деталью Кувуклии является пристроенная к ней с западной стороны маленькая часовня коптов. По легенде, – так, во всяком случае, рассказывают иногда паломникам коптские монахи, – при перестройке Ротонды и Кувуклии после пожара 1808 года самая ниша Святого Ложа была нарушена и как бы усечена в западной своей части, так что место, где покоилась голова Спасителя, находится будто бы теперь у них, в коптской часовне.

Это, разумеется, легенда. Небольшой престол на этом месте существовал с византийских времён. Крестоносцы называли часовню «Кавет» (на нормандском диалекте французского языка это «голова»), поскольку она находилась в головной части Кувуклии. Видимо, к французско-нормандскому обозначению и восходят истоки нынешнего коптского предания о «голове». Так или иначе, с XVII века часовня принадлежит коптам. В ходе ремонта 1810 года, изменившего во многом внутренний облик храма, греки реконструировали Кувуклию без коптской часовни. Она была восстановлена на своём месте тремя десятилетиями позже по указанию правившего тогда Палестиной Ибрагим-паши, сына египетского хедива Мухаммеда Али.

В ближайшее время Кувуклию ожидает новая серьёзная реставрация. Конструкция, созданная Николаем Комниным, «дряхлеет» на глазах, что связано было, видимо, отчасти с состоянием купола над ней (свод надёжно защитил храм от капризов времени и погоды лишь в самые последние годы), отчасти с сейсмической активностью. Об аварийном состоянии часовни свидетельствуют массивные железные связи, обвязывающие её стены во избежание дальнейших разрушений.

Что касается самой Ротонды, то практически всё, что мы видим сегодня, относится к позднейшим эпохам. Но и сейчас, глядя на купол, созданный по образцу римского Пантеона, невольно поражаешься архитектурной смелости и полёту религиозной мысли древних архитекторов. Как и Пантеон, купол Ротонды имеет в самом центре «око» – проём в открытое небо. Как считают историки, помимо архитектурно-сакральных соображений, он нёс и вполне конкретную инженерную функцию: обеспечивал вентиляцию, так как без него в Кувуклии не было бы никакого движения воздуха. Доныне всех восхищающая «полётность» купола обеспечивается инженерно-надёжной системой столпов, колонн и перекрытий. Прочный и лёгкий цилиндр Ротонды состоит по вертикали из трёх ярусов. Главный, нижний, держит верхние на шести квадратных столпах и десяти расставленных между ними круглых коринфских колоннах. Столпы попарно размещаются с северной, западной и южной сторон. Колонны — по три между южной и западной и, соответственно, западной и северной парам и столпов, и по две, с юга и севера, – примыкают к Триумфальной Арке в восточной части Ротонды. Эту массивную величественную конструкцию, воздвигнутую Константином IX Мономахом при восстановлении храма в 1048 году, называют ещё «Аркой Мономаха».

Первоначально все столпы и колонны стояли отдельно, Ротонда «дышала». После перестройки 1810 года, в целях укрепления надёжности конструкций, западные столпы и колонны были соединены стеной. Есть основание думать, что, кроме технических, при этом руководствовались и «приватизаторскими» целями: внешнее кольцо Ротонды оказалось поделено перегородками на отдельные небольшие комнаты и хранилища.

Из верхних ярусов Ротонды третий, верхний, полностью принадлежит православным грекам. Второй, средний, представляющий собой как бы балконную галерею с аркадами, разделённую также 16 колоннами, примыкающими к Арке Мономаха, поделён между армянской и католической общинами. Галереи северной стороны принадлежат католикам, южной – армянам  (на армянской стороне расположены, на галереях, две церкви). Над ними – ярус с ложными арками, принадлежащий, как мы уже сказали, грекам. Ещё выше, после широкого архитрава, расположена «малая галерея», в 16 арок, в проёме каждой из которых помещено 5 лампад – они уже как бы «врезаны» в полусферу купола.

Купол Ротонды был, быть может, самым уязвимым местом Храма во всей его многострадальной истории. Его сожгли персы (и восстановил Патриарх Модест в 630 году), разрушил Хаким Безумный (и восстановил Константин Мономах). В Российском Государственном архиве древних актов сохранились документы о том, как Московское правительство в XIV веке посылало деньги на ремонт обвалившегося Купола. О катастрофе 1808 года мы уже говорили. Но и восстановленный после пожара купол был серьёзно повреждён землетрясением 1834 года. Тогда возникло даже известное в истории дипломатии «Дело о Куполе». Ведь ремонт в Храме Гроба Господня – всегда не просто ремонт. Кто починит Купол, тому он и должен принадлежать. После долгих дебатов пришли к «консенсусу»: работа проводилась по совместному проекту русского архитектора М. И. Эппингера и француза К. Маусса, средства дали российское и французское правительства, а когда работы были окончены, в 1869 году символические «ключи» от починённого Храма французский консул, в присутствии российского, передал турецкому губернатору Иерусалима, а тот вручил их, по принадлежности, православному Патриарху.

Но злоключения Купола на этом не кончились. Он «трясся», вместе с Кувуклией и всем храмом, при землетрясении, когда Господь тронул земную ось 14 октября 1927 года, горел в 1934 году, пострадал от еврейского снаряда в первую арабо-израильскую войну 1948 года.

В 1952 году была созвана первая из предварительных трёхсторонних (православно-армяно-католических) комиссий по выработке проекта радикального ремонта храма. Только в 1977 году, когда ремонтные работы по храму были в основном закончены, решились приступить к реконструкции Купола.

Современный Купол – эта система стальных арок с тонким слоем армированного бетона, со свинцовым (так делалось и прежде) покрытием снаружи и штукатуркой изнутри. Собственно строительные работы заняли 3 года, уже в 1980 году конструкция Купола была завершена. Леса простояли ещё 17 лет – долго не могли прийти к единому мнению, какой должна быть художественная отделка интерьера. Когда перед Пасхой 1997 года леса были сняты, оказалось, что найдено самое простое и выразительное решение. Внутренняя поверхность Купола украшена золотой звездой в виде тройной «славы»: 12 больших «лепестков» и 24 «малых» острых луча как бы накладываются на нижнюю «большую» славу. 50 ещё более «тонких» и острых лучей завершают композицию. Над ними – короткий цилиндр барабана, украшенный золотыми звёздами, и «око»...

Обойдём вокруг Кувуклии вдоль широкой галереи, описывающей большой полукруг и служившей когда-то западным притвором храма. Нижний ярус Ротонды имеет три симметричные апсиды – на юг, запад и север. Вся южная часть принадлежит, как мы уже говорили, армянам. В западной апсиде, напротив коптской часовни, расположен так называемый «придел Никодима», принадлежащий Сирийской (Сиро-Яковитской) Церкви. Теперь и им владеют армяне, разрешающие сирийскому духовенству совершать здесь богослужение по воскресным и праздничным дням. Тогда облачается алтарь, и придел приобретает привычный церковный облик. В другие дни это самый сиротливый и неухоженный из приделов Храма.

Небольшой проход в юго-западной стене ведёт из него к двум гробницам, типа древнееврейских, так называемых «кокким» – маленьких ниш для помещения в них оссуариев, то есть костехранилищ. Церковное предание называет эти гробницы, соответствующие иерусалимской погребальной практике I в. и подтверждающие точность евангельского рассказа о наличии погребений в саду у Голгофы, могилами праведных Иосифа Аримафейского и Никодима. После того как праведный Иосиф уступил свой, заранее уготованный гроб для погребения Спасителя, сам он был похоронен здесь, неподалёку от Гроба Господня.

Северная часть Ротонды принадлежит Католической Церкви. Первое, что мы видим, – это придел, точнее, престол Марии Магдалины. Над ним, на восточной стороне массивного столпа, – современная икона, изображающая встречу Магдалины с воскресшим Спасителем. Динамичное, с удлинёнными пропорциями фигур, в резком ракурсе выполненное изображение, хотя и несёт на себе безошибочно узнаваемую стилевую печать немецкого экспрессионизма 1920-х годов, не лишено своеобразной религиозной одухотворённости.

Католикам принадлежит также церковь Явления Воскресшего Господа Пречистой Его Матери (православная традиция не знает храмов и икон на эту тему). Главной святыней этого францисканского храма является находящийся справа от алтаря в специальной нише фрагмент порфировой, 0,75 м в вышину, «колонны Бичевания» – той колонны, к которой был, по преданию, привязан Христос, когда римские воины по приказу Пилата избивали Его бичами. 

Выйдя из капеллы францисканцев, мы видим слева массивную дубовую дверь, ведущую в сакристию. Здесь главной достопримечательностью являются меч и шпоры Готфрида – командующего армией крестоносцев, освободителя Иерусалима от 450-летнего мусульманского порабощения в 1099 году. Меч (в ножнах) и пара шпор находятся в застеклённой витрине на стене, справа от входа. Эти реликвии используются и в наши дни при традиционной церемонии посвящения Латинским Патриархом в «рыцари Святого Гроба».

Автор фото: Владимир Шелгунов

Поделиться: