Евангельские места в Капернауме

Продолжаем публикации статей 2-го исправленного и дополненного издания «Святая Земля: история и наследие. Православный путеводитель», автором которого является заместитель Председателя ИППО Николай Лисовой.

Паломнический Центр ИППО «Святая Земля» приглашает посетить Святую Землю (8 дней / 7 ночей). Вылеты каждую пятницу.

«…и оставив Назарет, пришел и поселился в Капернауме приморском, в пределах Завулоновых и Неффалимовых, да сбудется реченное через пророка Исаию, который говорит: земля Завулонова и земля Неффалимова, на пути приморском, за Иорданом, Галилея языческая, народ, сидящий во тьме, увидел свет великий, и сидящим в стране и тени смертной воссиял свет» (Мф. 4: 13-16; Ис. 9: 1-2).

У Луки и Иоанна (в греческом оригинале) сказано географически определённей и нагляднее: не «пришел», а «сошел», «спустился» – с гор, из Назарета, в низину, на берег – в Капернаум. Пришёл всей семьёй, «малой церковью»: «Сам и Матерь Его, и братья Его, и ученики Его» (Ин. 2:12). Переселение объяснялось религиозным конфликтом: помните, при первых же словах Иисуса в назаретской синагоге: «Дух Господень на Мне», – жители Назарета в фанатическом ослеплении пытались сбросить Сына Божия со скалы.

Капернаум (Кфар-Нахум – «село Наума») в действительности представлял собой небольшой рыбачий посёлок. Но, как подобает городу, был ограждён четырёхугольником городских стен – почти игрушечных: в 1000 шагов длины, 500 ширины. Благодаря положению на границе двух тетрархов – братьев Иродов, Антипы и Филиппа, а тем паче «на пути приморском» римской Via Maris – военно-торговой дороге, соединявшей Кесарию Стратонову (на Средиземном море) и Дамаск, в городе была таможня. Таможенную пошлину («мыт») взимал здесь с пересекавших границу «мытарь Матфей», призванный Господом будущий Евангелист. Был в городке и военный блокпост во главе с римским центурионом – тем самым «капернаумским сотником», слугу которого исцелил Иисус.

Вследствие небольших размеров, Капернаум в большей своей части раскопан и превращён в археологический музей-заповедник, который содержат францисканцы. Здесь всё, как во времена Спасителя. Узкие улочки с тесными рыбачьими домами из тёмного базальта и синагога – единственное светлое и величественное здание в городе, сложенное из плит белого, отполированного, как мрамор, известняка. Она, конечно, на два века «моложе», – воздвигнута в III в., перестроена в V в., – но стоит на месте той, евангельской, в которой учил Иисус, построенной для горожан центурионом («он любит народ наш и построил нам синагогу», – говорили Христу иудейские старейшины Капернаума).

Античные колонны и архитравы, львы, орлы и кентавры в украшавшей стены лепнине (теперь фрагменты её расставлены в качестве экспонатов по аллеям) вперемежку с традиционными иудаистическими символами – семисвечником, виноградной гроздью, колесницей с Ковчегом Завета – типичная картина эллинистического, греко-восточного синтеза. Он отразился и в Евангелиях, написанных по-гречески и пронизанных «арамеизмами» – узнаваемыми приметами живого арамейского языка Спасителя и Его апостолов.

В 1968 году с ювелирной точностью, чтобы не повредить памятника, археологами были заложены шесть стратиграфических траншей внутри и вне синагоги. Оказалось, что она построена на высоком искусственном цоколе. Пропорционально уклону местности глубина фундамента варьируется от 1 до 4 метров. Найденные монеты и фрагменты керамики заставляют датировать здание второй половиной IV в. – временем Юлиана Отступника, поощрявшего, «в пику» христианам, иудейское культовое строительство. Школа (бет-мидраш), занимающая восточную часть комплекса, была пристроена в начале V века.

Внутри две колоннады – нижняя коринфского, верхняя дорического ордера. Двери главного входа обращены по традиции к Иерусалиму, в данном случае – прямо на озеро. Можно представить себе, как великолепно смотрелась она с озера – возвышавшаяся над грудой тёмных домиков, блистающая белизной, – когда возвращались домой с уловом капернаумские рыбаки. И среди них Симон, сын Ионин, брат Андрея Первозванного (впоследствии Пётр – «Камень»). Он жил с семьёй (женой и тёщей) в таком же, как у всех, маленьком доме, неподалёку от синагоги.

...В один из первых Своих дней в Капернауме, в субботу, Иисус «вошел в синагогу и учил. И дивились Его учению, ибо Он учил их, как власть имеющий, а не как книжники. В синагоге их был человек, одержимый духом нечистым, и вскричал: оставь! что Тебе до нас, Иисус Назарянин? Ты пришел погубить нас! знаю Тебя, кто Ты, Святый Божий. Но Иисус запретил ему, сказав: замолчи и выйди из него. Тогда дух нечистый, сотрясши его и вскричав громким голосом, вышел из него. И все ужаснулись, так что друг друга спрашивали: что это? что это за новое учение, что Он и духам нечистым повелевает со властью, и они повинуются Ему?» (Мк. 1: 21-27).

Это было первое чудо Христа в Капернауме. В тот же день совершилось второе. Продолжим повествование Евангелиста Марка, знавшего многие подробности от апостола Петра, спутником и толмачом которого долгие годы был. Живые воспоминания Петра явственно звучат здесь в рассказе Марка: «Выйдя вскоре из синагоги, пришли в дом Симона и Андрея, с Иаковом и Иоанном. Теща же Симонова лежала в горячке; и тотчас говорят Ему о ней. Подойдя, Он поднял ее, взяв за руку; и горячка тотчас оставила ее, и она стала служить им» (Мк. 1: 29-31).

«Кажется, Симонова тёща, – остроумно замечает Д. С. Мережковский, – получила бессмертье в Евангелии, как мошка в янтаре нетленная, только потому, что слишком хотелось Петру увековечить первый день Господень в Капернауме, весь до последней черты. Эти-то именно, не нужные никому, никем, кроме очевидца, незапоминаемые чёрточки и внушают нам, может быть, наибольшую веру в историческую подлинность евангельских свидетельств».

И первое, и второе исцеления (бесноватого и Петровой тёщи) Господь совершает в субботу – и никто не решается упрекнуть Его в нарушении запрета делать что-либо в день «покоя». «При наступлении же вечера, когда заходило солнце, приносили к Нему всех больных и бесноватых. И весь город собрался к дверям. И Он исцелил многих» (Мк. 1: 32-34). Только и ждали солнечного захода, конца субботы, чтобы начать «работу» – носить больных.

Дом Симона Петра сохранился. Конечно, лишь камни фундамента. Древняя церковь, построенная на этом месте в византийское время, в IV–V вв., ровесница «Белой синагоги», свидетельствует о том, что обе религиозные общины, христиане и иудеи, в Капернауме мирно сосуществовали.

Раскопки 1970-х гг. выявили последовательность трёх археологических состояний. К евангельскому времени относится комплекс жилых помещений, один из беднейших в городе, который с самого начала почитался, очевидно, как «Дом апостола Петра». На второй стадии (III–IV вв.) литургические потребности местной христианской общины заставили расширить первоначальную церковь-дом: к ней присоединили атриум с востока и служебные помещения в северной части. Дом был при этом окружён церковной оградой. Тем же периодом (IV в.) датируются знаки и граффити, процарапанные на сохранившихся фрагментах стен. Наконец, в середине V в. над домом была воздвигнута центрическая в плане церковь – два концентрических, один в другом, восьмерика – с пятигранным портиком перед западной дверью.

Над законсервированными остатками францисканцами была построена современная поднятая на высоких сваях церковь-футляр, повторяющая в плане восьмигранники византийского храма и напоминающая, благодаря восьми (в каждом углу) массивным опорам, то ли гигантского ползучего октапода, то ли приземлившуюся «летающую тарелку». Поднявшись по лестнице в эту новоявленную «церковь», вы оказываетесь в лекционном зале с 8-секционным амфитеатром и прямоугольным проёмом в центре, в котором отлично читается вся многослойная археология, описанная выше. С точки зрения лекционно-демонстрационной перед нами – отлично спроектированный музейный комплекс. С точки же зрения церковного-молитвенного настроя весь этот модерн смотрится странно и дико на евангельских руинах.

Третьим евангельским местом в Капернауме, кроме «Белой синагоги» и «Дома апостола Петра», является православный греческий храм во имя Двенадцати апостолов. Его белые стены и алые купола далеко видны на зелёном поле, за пределами францисканского участка. Храм построен, по преданию, на месте дома, где Господь исцелил «расслабленнего» (парализованного).

«Через несколько дней опять пришел Он в Капернаум; и слышно стало, что Он в доме. Тотчас собрались многие, так что уже и у дверей не было места; и Он говорил им слово. И пришли к Нему с расслабленным, которого несли четверо; и, не имея возможности приблизиться к Нему за многолюдством, раскрыли кровлю дома, где Он находился, и, прокопав ее, спустили постель, на которой лежал расслабленный. Иисус, видя веру их, говорит расслабленному: чадо! прощаются тебе грехи твои… тебе говорю: встань, возьми постель твою и иди в дом твой. Он тотчас встал и, взяв постель, вышел перед всеми, так что все изумлялись и прославляли Бога, говоря: никогда ничего такого мы не видали» (Мк. 2: 1-5; 11-12).

...В 1871 году Петербургская Академия художеств выдвинула темой дипломной конкурсной работы евангельский сюжет «Воскрешение дочери Иаира». Русская живопись обогатилась в результате двумя замечательными произведениями: картинами И. Е. Репина (золотая медаль 1871 г.) и В. Д. Поленова. В полном соответствии с текстом Евангелия, в тёмную комнату, где лежит при свечах, на белом одре, девушка, убранная уже как покойница, входит с учениками Спаситель и властно берёт её за руку.

Это тоже произошло здесь, в Капернауме. «И вот, приходит один из начальников синагоги, по имени Иаир, и, увидев Его, падает к ногам Его и усильно просит Его, говоря: дочь моя при смерти; приди и возложи на нее руки, чтобы она выздоровела и осталась жива… Когда Он еще говорил сие, приходят и говорят: дочь твоя умерла; что еще утруждаешь Учителя? Но Иисус, услышав сии слова, тотчас говорит начальнику  синагоги: не бойся, только веруй... Приходит в дом… и видит смятение и плачущих. И, войдя, говорит им: что смущаетесь и плачете? девица не умерла, но спит… И, взяв девицу за руку, говорит ей: “талифá куми”, что значит: девица, тебе говорю, встань. И девица тотчас встала и начала ходить, ибо была лет двенадцати» (Мк. 5: 22-23; 35-42).

Для того чтобы пересказать все чудеса, явленные Господом в Капернауме, понадобилось бы переписать несколько глав Евангелия. Но жители города... Помните, Иисус сказал о Назарете, что «нет пророка в своём отечестве». В Капернауме Пророку тоже не оказалось места. Подводя печальный итог Своей проповеди и сотворённых чудес, Господь горестно вспомнит три города у озера: «Горе тебе, Хоразин! горе тебе, Вифсаида! ибо если бы в Тире и Сидоне явлены были силы, явленные в вас, то давно бы они, сидя во вретище и пепле, покаялись. Но и Тиру и Сидону отраднее будет на суде, нежели вам. И ты, Капернаум, до неба вознесшийся, до ада низвергнешься» (Лк. 10: 13-15).

Автор фото: Владимир Шелгунов

Поделиться: