Посещение Хеврона

Продолжаем публикации статей 2-го исправленного и дополненного издания «Святая Земля: история и наследие. Православный путеводитель», автором которого является заместитель Председателя ИППО Николай Лисовой.

Паломнический Центр ИППО «Святая Земля» приглашает посетить Святую Землю (8 дней / 7 ночей). Вылеты каждую пятницу.

 Прежде чем мы достигнем Хеврона, можно посетить по дороге так называемые «Пруды Соломона». Они представляют собой крупные гидросооружения, которые способны были обеспечить водой и древний Иерусалим (отсюда шёл так называемый «водопровод Пилата»), и Иродион, и т. н. «водотечу Ирода», проходившую через пустыню ущельем Вади Кельт до самых садов Иерихона.

Древность сооружений свидетельствуется строительной техникой, в которой они выполнены. Хотя пруды не упоминаются впрямую в Святом Писании, историки считают, что именно о них говорит Соломон в автобиографическом отрывке из «Екклезиаста»: «Я предпринял большие дела: построил себе дома, посадил виноградники, устроил сады и рощи, сделал себе водоемы для орошения деревьев» (Еккл. 2: 4-6).

«Город Патриархов», один из древнейших в Святой Земле, одинаково почитаемый христианами, иудеями и мусульманами, Хеврон и сегодня важный центр в жизни Палестинской автономии. Типичный город Горной Иудеи (950 м над уровнем моря), он сохранил вполне традиционный характер древних палестинских городов – с террасными садами, каменными подслеповатыми домами и крутыми узкими улочками, о которых Господь сказал в Евангелии: «Не может укрыться город на верху горы».

Как показывают раскопки, поселение существовало здесь уже в III тысячелетии до Р. Х. Впервые это место упоминается в Библии в связи с историей праотца Авраама. Точнее, ещё Аврама («Аврам» – означает «отец многих», «Авраам» – «отец многих народов»). «И поднялся Аврам из Египта, он сам и жена его, и все, что у него было. И двинул шатер, и пошел, и поселился у дубравы Мамре, что в Хевроне, и создал там жертвенник Господу» (Быт. 13: 1-18).

Уточняющим примечанием «что в Хевроне», автор хочет лишь подчеркнуть, что позже на этом месте возникнет город Хеврон. Когда пришёл сюда Аврам, города, разумеется, ещё не было. Более того, своей земли у Аврама тоже не было, он лишь кочевал со своими стадами по свободным землям в промежутках между оседлыми ханаанскими анклавами. Когда умерла Сарра и надо было похоронить её, он вынужден был купить для этого место у одного из местных землевладельцев – хеттов. Потому Библия и называет его «евреем», что значит «пришелец» (точнее даже, по современной этимологии, «перешелец» – «перешедший реку», очевидно, имелся при этом в виду Евфрат).

Остановимся на мгновение на тексте сообщения, в котором впервые появляется слово «еврей». «И пришел один и известил Аврама Еврея, жившего тогда у дубравы Мамре, Аморреянина» (Быт. 14:13). В этой короткой цитате всё чрезвычайно интересно. Книга Бытия называет Аврама одновременно и евреем, и аморреянином, то есть этничность его остаётся совершенно неопределённой. Переливы смыслов и звучаний отчётливо слышатся и в топонимии. Дубрава Мамре в другом месте называется по-еврейски «Море» (Быт. 12:6); гора Мориа, как и Мамре, неразрывно связанная с судьбой Авраама, называется – в более позднем повествовании о Храме Соломона (в греческом тексте Септуагинты) – горой «Амориа», что уже явственно перекликается с прозвищем «аморреянин».

Словом, история этносов, вер и традиций, на которых круто замешаны старшие слои Библии, не поддаётся однозначной расшифровке. Из толщи человечества на стыке Востока и Запада, Севера и Юга вышел Авраам – и был в Святой Земле «евреем», то есть чужим.

Второй пласт древнейших известий о Хевроне связан с эпохой Моисея и Иисуса Навина – временем завоевания еврейскими племенами (коленами), вернувшимися из египетского рабства, страны обетованной. «И пошли в южную страну, и дошли до Хеврона, Хеврон же построен был семью годами прежде Цоана, города египетского» (Числ. 13:23). «Последнее замечание, – указывает Толковая Библия, – очень понятно в устах людей, только освободившихся от ига египтян и ещё полных воспоминаниями о покинутой ими стране». Где-то здесь, в окрестностях Хеврона, находилась «долина гроздий», где разведчики, посланные Моисеем, срезали виноградную ветвь с одною кистью ягод, которую с трудом могли нести на шесте двое.

О значении города в последующие столетия говорит тот факт, что Давид сделал его своею столицей и 7 лет правил своим царством отсюда – до того, как завоевал Иерусалим.

Пещера Махпела

Сакральным центром города на протяжении четырёх тысячелетий является пещера Махпела – место погребения праотцев Авраама, Исаака, Иакова и их жён. Она расположена в самом центре Хеврона и представляет собой место в равной степени святое для трёх, как их называют, «авраамических» религий. Для евреев и арабов Авраам является – через Исаака и Измаила – прямым родоначальником, для христиан – мистическим «отцом верующих».

Пещера Махпела (в переводе «двойная») расположена с юго-западной стороны высокого холма. Никто не знает, как она выглядела первоначально, предположительно «двойная» могло означать: «одна глубже другой».

Ирод Великий оградил священное место мощными высокими стенами, так что образовался прямоугольник, вытянутый с северо-запада на юго-восток (63 м в длину и 36 м в ширину). Толстые стены с широкими пилястрами сложены из типичных для Иродовых построек каменных блоков, напоминающих, особенно в нижней части, циклопические квадры Стены Плача в Иерусалиме. В результате образовалось святилище под открытым небом с шестью кенотафами, стоявшими на тех же местах, что и теперь, хотя выглядевшими, разумеется, иначе.

С того времени Махпела пережила много изменений. В византийское время внутри ограждённого пространства была воздвигнута пятинефная базилика. Возможно, с ней связана греческая надпись, сохранившаяся в углу левого крыла современной мечети. После мусульманского завоевания (636 г.) церковь была превращена в мечеть. Крестоносцы вновь сделали её христианским храмом, придав тот характерный облик, который сохранился до наших дней. Паломники той эпохи (одним из них был знаменитый еврейский путешественник из Испании Вениамин Тудельский, посетивший Хеврон в 1170 г.) оставили описание пещеры, сделавшейся криптой церкви. Она представляла собой две следовавшие одну за другой круглые камеры. В первой покоились кости праотцев Авраама и Исаака, во второй – Иакова и его 12 сыновей. Католические монахи организовали торжественное «перемывание косточек», посвятили церковь праведному Аврааму и свою Хевронскую крепость именовали «Замком св. Авраама».

После 1267 г., когда Хеврон был завоёван знаменитым Бейбарсом, мамлюкским султаном, христианам и евреям был запрещён доступ в святилище. Мамлюки вновь обратили церковь в мечеть, закрыли лестницу в подземные камеры, так, чтобы никто и никогда не нарушал более покой патриархов.

К мамлюкскому периоду относятся также реставрация внешних построек, добавление верхнего зубчатого яруса над древними иродианскими стенами и сооружение двух минаретов. Архитектурно эти дополнения легко узнаваемы по характерной «полосатой» кладке, с чередованием красных и белых камней.

Паломники входят в Харам аль-Халиль («Святилище друга Божия» – так называют арабы Авраама) с восточной стороны. По широкой лестнице поднимаемся к проходу во внутренний двор. Там находится мечеть (бывший храм) с гробницами патриархов. Огромное внутреннее пространство делится на три части четырьмя мощными столпами, несущими на себе свод храма крестоносцев. В середине центрального нефа находится михраб – мусульманская молитвенная ниша, всегда обращённая к Мекке. Справа минбар – кафедра для проповедника из кедрового дерева, созданная в XI в. и украшенная стихами из Корана.

В этой центральной части стоят кенотафы Исаака (справа) и Ревекки (слева). Под средневековым балдахином – закрытый спуск в крипту. Лишь однажды, уже в наше время, после Шестидневной войны, вскрывались св. гробницы. Далее дверь ведёт к помещению с кенотафами Авраама (слева) и Сарры (справа). Сейчас там устроена небольшая синагога. Перейдя крытый двор, можно пройти к кенотафам Иакова (слева) и Лии (справа). Там тоже теперь еврейское место для молитвы.

При выходе из мавзолея с западной стороны находится мечеть для женщин и в ней – кенотаф праведного Иосифа. Библия говорит о его погребении в Сихеме, но по мусульманскому преданию останки возлюбленного сына Иакова были также перенесены в Махпелу. Все кенотафы одеты шёлковыми покрывалами с золотым шитьём – зелёными у патриархов, пурпурными у их жён – и увенчаны пирамидообразными навершиями из красного и белого камня.

Дуб Мамврийский

Русский участок в Хевроне был приобретён архимандритом Антонином (Капустиным) в 1868 г. Архимандрит Леонид (Сенцов) продолжил дело своего предшественника. Сразу по прибытии в Палестину он сумел существенно расширить наш участок и, начиная с 1904 г., неустанно ходатайствовал перед церковным начальством о строительстве здесь храма. Осенью 1904 г. Святой Синод принял постановление просить согласия и благословения Иерусалимской патриархии на осуществление этого проекта. Дело тянулось довольно долго. Лишь 4 года спустя, 4 октября 1908 г., Блаженнейший патриарх Дамиан подписал благословенную грамоту на сооружение русского храма у Дуба Мамврийского.

Храм строил итальянский мастер Дж. Бергамаско, оттого во внешнем декоре он носит отчётливые следы итальянских влияний. Большой и вместительный, рассчитанный на 1000 богомольцев, храм по внутреннему архитектурному решению представляет в плане крест. Он трёхпрестольный. Главный центральный престол посвящён свв. Праотцам, левый – святителю Николаю Угоднику, правый – Пресвятой Троице. Последнее связано непосредственно со священным событием, память о котором хранит Мамврийский Дуб. Четыре тысячи лет минуло с того дня, когда сидевший под ним праотец Авраам увидел идущих по склону холма трёх путников. Это были, как сказано в Библии, три Ангела. Именно они изображаются на православных иконах Святой Троицы, в том числе на знаменитой Рублёвской. За плечом центрального Ангела, символизирующего, по богословскому толкованию, Иисуса Христа, Сына Божия, изображено зелёное дерево. Это и есть знаменитый Мамврийский Дуб.

Как радовался в 1870 году архимандрит Антонин, а с ним и все православные верующие, когда удалось подписать купчую с прежним владельцем участка, мусульманином, о том, что библейский старец-дуб переходит навсегда в собственность Русской Церкви! Но о. Антонин успел построить на участке лишь двухэтажный дом для отдыха паломников да наблюдательную башню на самой вершине холма. Богослужение совершалось лишь раз в году, в третий день после Троицы, и переносной антиминс для совершения Литургии полагался на специальную каменную завалинку, сооружённую вокруг священного древа.

Архимандриту Леониду также не довелось дожить до освящения воздвигнутого им храма. Весной 1914 года российский посол в Стамбуле получил долгожданный султанский фирман на освящение церкви. Но в июле началась Первая мировая война, и освящение храма пришлось отложить. В 1917 году архимандрит Леонид (Сенцов), уже имевший к тому времени большой опыт управления Русской духовной миссией в Иерусалиме, много сделавший для её благоустройства, приобретения новых земельных участков, строительства храмов и подворий, был приглашён в Москву для участия в историческом Поместном Соборе. Вернуться в Иерусалим ему было не суждено. Как мы уже упоминали, он заболел и умер в Москве, где и был похоронен в 1918 году.

Его любимое детище – Троицкий храм в Хевроне – будет стоять неосвящённым ещё 7 лет. Лишь в 1925 году, когда Русская Палестина, не по своей воле оказавшаяся без связей с Московским Патриархатом и без помощи со стороны Советской России, вошла в юрисдикцию РПЦЗ, был освящён храм у Мамврийского Дуба.

...Прошло 72 года. 16 июня 1997 года, в Духов день, храм посетил и молился в нём Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II. А несколько недель спустя стало известно, что по решению руководства Палестинской автономии, в состав которой входит Хеврон, русское православное достояние возвращено России. Отныне Троицкий храм у Мамврийского Дуба вновь подчинён нашей Русской духовной миссии в Иерусалиме.

Католическая «равнина Мамре»

По католическому преданию, «равнина Мамре» находится в другом месте – на высоком холме к востоку от Хевронского шоссе, примерно в 3 км, не доезжая до города. Существующая здесь археологическая зона включает древний колодец и руины церкви, окружённой стеной. Согласно одной из версий, здесь Авраам сидел под своим шатром, когда явились ему три Ангела Божии, согласно другой – здесь совершился Завет между Богом и Авраамом.

Так или иначе место было окружено религиозным почитанием с древних времён. Археологические раскопки вскрыли остатки святилища времён Первого Храма (IX–VII вв. до Р. Х.). Неутомимый Ирод начал было и здесь строительство большого, окружённого стенами ансамбля, подобного комплексу Махпелы, но нет свидетельств, чтобы строительство было им завершено. В 68 году, во время Иудейской войны, недостроенные стены были разрушены римлянами.

В том виде, как он дошёл до нас, комплекс был отстроен при Адриане. Император устроил здесь в 135 году знаменитый невольничий рынок (так называемый «рынок народов») для продажи бесчисленных, взятых тогда римлянами в плен, участников восстания Бар-Кохбы и воздвиг рядом храм Гермеса – античного бога торговли. Это был один из крупнейших центров работорговли в восточных провинциях Империи. С римских времён до эпохи Средних веков здесь рос раскидистый теревинф, отождествляемый в католической традиции с Дубом Авраама (отсюда арабское современное название «Рамат аль-Халиль»).

 Как повествует в своей «Церковной истории» Евсевий Кесарийский, святая равноапостольная Елена, посетив это место во время своего паломничества в Святую Землю в 326 году, была изумлена, увидев языческих идолов под священным древом Авраама. По её повелению на расчищенном месте был воздвигнут христианский храм – первый из четырёх, построенных при Константине и Елене в Святой Земле (раньше, чем храм Гроба Господня в Иерусалиме, базилика Рождества в Вифлееме и церковь Вознесения на Елеоне). Апсиды древней базилики, освящённой во имя Пресвятой Троицы, отчётливо прочитываются и сегодня. После персидского (и следом – арабского) завоеваний, местность пребывала в забвении и в запустении. Лишь археологические исследования 1926–1928 гг. вернули храм из небытия.

Большая величественная базилика, вполне соответствующая стилю и вкусам ранней христианской Империи, целиком занимает восточную треть всей археологической зоны. Дуб Авраама стоял посреди атриума – окружённого портиком переднего двора базилики. Именно так изображено на знаменитой Мадабской мозаической карте VI в. Напротив, в юго-западном углу комплекса, находится колодец – один из указываемых традицией «колодцев Авраама». По средневековому христианскому преданию, Авраам после ночной беседы с Господом, когда ему было сказано: «Тот, кто произойдет из чресл твоих, будет твоим наследником», – посмотрел, наклонившись, в колодец и увидел в нём лик Христа.

Перефразируя слово апостола, «где преизобилует благодать, там умножается грех», укажем, что святое место для всех монотеистов – Хеврон – стал многовековым «яблоком раздора» враждующих религиозных общин. «Неистовый Хеврон», как называют его в Израиле, может соперничать по ожесточённости межрелигиозного противостояния лишь с такими «горячими точками» ветхозаветной святости, как Колодец Иакова в Сихеме и Храмовая Гора в Иерусалиме.

На протяжении веков еврейская община неоднократно бывала вытеснена из города, где впервые в истории прозвучало имя «еврей». Изгнанные Адрианом, арабами, крестоносцами, мамлюками иудеи неизменно стремились вернуться к купленному когда-то у хеттов священному клочку земли. Только после Шестидневной войны 1967 года на близлежащем холме появился – в качестве пригорода арабского Хеврона – еврейский посёлок Кирьят-Арба (так назывался Хеврон в Библии). Все эти годы обстановка в Хевроне остаётся особенно неспокойной. Даже недавнее решение о выводе израильских войск и передаче города под контроль Палестинской автономии не решило всех проблем.

Автор фото: Владимир Шелгунов

Поделиться: