Дорога в Вифлеем

Владимир Шелгунов
Продолжаем публикации статей 2-го исправленного и дополненного издания «Святая Земля: история и наследие. Православный путеводитель», автором которого является заместитель Председателя ИППО Николай Лисовой.

Паломнический Центр ИППО «Святая Земля» приглашает посетить Святую Землю (8 дней / 7 ночей). Вылеты каждую пятницу.

Первая остановка для паломников на пути в Вифлеем – Мар-Элиас, монастырь Святого Ильи Пророка, обстроенный по здешнему обычаю мощными средневековыми стенами. От него открывается величественная панорама окрестности: Святой Город на севере, Вифлеем на юге и Иудейская пустыня – насколько хватает глаз – на востоке. На этом месте отдыхал в пустыне, на пути к горе Хорив, пророк Илия, когда скрывался от мести царицы Иезавели.

Обитель связана также с памятью другого Илии – святителя Иерусалимского, жившего в XIV в. и погребённого в её стенах. Мощи святителя также являются предметом почитания православных верующих.

Основанный в VI в. монастырь многократно подвергался разрушению от врагов и землетрясений, но вновь и вновь восстанавливался. Современный вид он обрёл в эпоху крестоносцев, в 1160 г., повелением византийского императора Мануила Комнина. Совсем недавно он был восстановлен архимандритом Аркадием (позже митрополит Аскалонский).

На поле у монастыря есть колодец, который называется по-арабски Бир аль-Каадизму (Колодец отдыха). Здесь, по преданию, отдыхала Дева Мария на пути в Вифлеем. По другому преданию, на этом месте волхвы, шедшие из Иерусалима, вновь увидели звезду, потерянную ими из виду, пока они выспрашивали у иерусалимских книжников, где надлежит родиться Христу (Мф. 2: 9-10).

Дальше, по правой стороне дороги, виден Тантур – резиденция мальтийских рыцарей, построенная в 1875 г. австрийским консулом в Иерусалиме графом Б. Кабогой-Червой, ныне превращённая в экуменический научный центр.

Небольшой купол справа – гробница Рахили, любимой жены Иакова.

И умерла, и схоронил Иаков

Её в степи, и над могилой нет

Ни холмика, ни надписи, ни знаков, –

писал русский поэт Иван Бунин, совершивший паломничество в Святую Землю в 1907 году. Бунин, правда, ошибался, полагая, что над гробницей Рахили нет «ни надписи, ни знаков». Ещё сам Иаков воздвиг столп над её могилой (Быт. 35: 19-20). Впоследствии здесь была мусульманская мечеть. В 1841 г. ключи от здания были переданы иудеям, а современный облик мавзолею был придан ещё позже, на средства известного английского благотворителя М. Монтефиоре.

Вифлеемский оазис

«Вифлеем же святой есть на юг от Иерусалима, шесть верст вдалее, и есть земля та около Вифлеема красна зело в горах, и древеса много плодовита». Так писал в начале ХII в. игумен Даниил, первый из русских паломников, оставивший подробное описание своего «хождения» в Святую Землю. Само слово «Вифлеем» означает в переводе «Дом хлеба» – именно в связи с плодородными нивами вокруг. Совершенно новый смысл приобрело название в эпоху Нового Завета. «Аз есмь Хлеб, сходящий с неба», – говорит о Себе в Евангелии Господь. И для Него, в Его земной жизни, Вифлеем и Голгофа – два полюса, начало и конец искупительного подвига.

Образно говоря, вся Иудейская пустыня с её почти «лунным» ландшафтом – сплошная каменистая Голгофа. И посреди неё – вифлеемский оазис, словно специально уготованный природой для Рождества Сына Божия. 

И как же встречало человечество своего Бога и Спасителя? Ирод, царствовавший тогда над Иудеей, не зная точно, в какой семье родился Мессия (Помазанник Божий), приказывает перебить всех младенцев в Вифлееме и его окрестностях младше 2 лет. Люди встречают пришедшего Сына Божия мечами и копьями. Так начинается новая эра.

Базилика Рождества Христова

Храм Рождества Христова, как и храм Воскресения в Иерусалиме, в настоящее время обстроен со всех сторон. С севера к нему примыкает францисканский монастырь (с храмом Св. Екатерины), с востока – греческий Рождественский монастырь, с юга – армянский. Единственный доступный для обозрения –западный фасад, но даже он перекрыт и искажён мощными контрфорсами, предотвращающими обвал стены. Из первоначальных трёх парадных порталов два заложены, а оставшаяся центральная дверь уменьшена в размере в несколько раз для того, чтобы исключить любимый «вид спорта» бедуинских шейхов – въезд в храм на лошади. Не сохранились и портики, окружавшие обычный для раннехристианских базилик атриум – двор перед храмом. В результате храм выглядит скорее как укреплённый средневековый форт, чем как святилище Матери и Младенца.

Единственная ныне дверь – её называют «Врата смирения», ибо каждый, входя в храм, волей-неволей должен склонить голову, – ведёт в притвор, тянувшийся прежде во всю ширину базилики. Из притвора (нартекса) мы попадаем в величественный центральный неф базилики, разделённой 44 колоннами на 5 нефов. 

Колонны высечены из местного розового песчаника, который в строительной литературе иногда так и называют «вифлеемит», но камень так хорошо отполирован, что во многих путеводителях колонны именуют мраморными. В верхнем ярусе стен центрального нефа, над колоннами, сохранились фрагменты старинных мозаик. 

Древнее предание, сохранившееся в «Церковной истории» Евтихия Александрийского, рассказывает, что заказчик, император Юстиниан, остался недоволен храмом. Базилика показалась ему слишком тёмной. Недолго думая, «благочестивейший и самодержавнейший» повелел отрубить зодчему голову. Боковые нефы действительно не кажутся особенно светлыми. Но вряд ли следует верить легенде. Дело в том, что первоначально существовали окна не только в верхнем ярусе центрального нефа, но и во внешних северной и южной стенах. Позднейшими являются также перегородки в конце боковых колоннад, закрывающие вид на оба боковых трансепта. В первозданном своём виде храм вовсе не был таким тёмным, как кажется нам сейчас.

Потолок базилики держится на мощных деревянных стропилах и кронштейнах из кипариса и кедра. Свод центрального нефа обновлялся несколько раз. Так, к примеру, свинцовое покрытие, материал для которого был пожертвован английским королём Эдуардом IV в 1480 г., было «реквизировано» турками в XVII в. для отливки пуль.

В южном нефе за колоннами стоит древняя каменная купель времён Юстиниана. Сделанная из того же вифлеемского камня, что и колонны, восьмиугольная в плане, она украшена знаком креста на четырёх сторонах и снабжена не датированной и анонимной, к сожалению, надписью: «На помин души и во отпущение грехов рабов Божиих, их же имена Ты, Господи, веси».

В мраморном полу храма в нескольких местах видны деревянные крышки люков, прикрывающие фрагменты древнейшего мозаичного пола, сохранившиеся от первоначальной базилики времён свв. Константина и Елены. Открыв один из таких «ставней», слева от ступенек, ведущих к алтарю, мы увидим цветную мозаику с типичным орнаментом в виде свастики и греческими буквами в маленьком квадрате посередине: ΙΧΘΥΣ. Это греческое слово, означающее в переводе «рыба», использовалось в раннехристианской символике как аббревиатура: «Иисус Христос – Божий Сын, Спаситель».

Базилика Рождества является единственным в Святой Земле христианским храмом, уцелевшим без разрушений и перестроек с эпохи Юстиниана. От более древнего здания, воздвигнутого св. царицей Еленой, кроме фрагментов мозаичного пола ничего не осталось. Но храм Юстиниана сохранился в первозданном виде. Персы во времена правления шаха Хозроя (614 г.) уничтожили, как известно, все христианские святыни Палестины. Они пощадили лишь Вифлеемский храм. По преданию, их остановила мозаика, на которой изображено было поклонение волхвов в узнаваемых персидских одеждах и головных уборах. Зная, возможно, также легенду о том, что Пришествие Спасителя было предсказано Заратустрой, иранским пророком, основателем огнепоклоннической веры, персидские воины остереглись касаться святынь, связанных таинственным образом с их собственной древней традицией.

Базилика представляет в плане крест со скруглёнными верхними ветвями. Наиболее точно можно судить о первоначальной планировке по восточной части базилики. Высокая и просторная, квадратная в плане солея перед православным иконостасом была, вероятно, устроена крестоносцами.

 Деревянный резной иконостас с иконами местного и праздничного ряда и большим распятием с предстоящими вверху, создан в 1764 г. Убранство храма в основном того же времени, за исключением более поздней позолоты, появившейся в 1853 г.

В южной апсиде – православный алтарь, посвящённый Обрезанию Господню. Дверь из этой апсиды ведёт в греческую ризницу, в придел св. Георгия Победоносца (в котором, по существующей договорённости, совершает богослужение в Рождественский Сочельник духовенство Англиканской Церкви; это, кстати, единственная служба, совершаемая в базилике протестантами). Двухмаршевая лестница ведёт из южной апсиды во двор, где находятся звонница, напоминающая мощную въездную башню средневекового замка (подобные конструкции встречаются в древнейших монастырях Египта и Палестины) и вход в Пещеру Младенцев. В северной, принадлежащей армянам, находится Престол, посвящённый Деве Марии, и другой, рядом, в северо-восточном «плече», посвящённый св. волхвам (или, как пишут часто на европейский манер, «Трём Царям»). Считается, что здесь волхвы сошли с коней перед тем, как спуститься в пещеру и поклониться Младенцу.

 Из северной апсиды можно пройти в принадлежащую францисканцам церковь Св. Екатерины (о ней ещё будет разговор), а из неё – в старинный клуатр (монастырский дворик), сохранившийся со времён крестоносцев и реставрированный в 1950 г. архитектором А. Барлуцци.

Автор фото: Владимир Шелгунов

Поделиться: