Погос Акопов: «Арабский и армянский я учил ночами»

Погос Семенович Акопов - дипломат, Чрезвычайный и Полномочный Посол. С 1960 года на дипломатической службе, работал более 15 лет в советском посольстве в Египте, был послом в Кувейте, Ливии. Вице-президент Международной внешнеполитической ассоциации, Председатель Совета Ассоциации российских дипломатов, член экспертного совета Комитета по международным делам Совета Федерации Федерального Собрания России, член Совета Императорского Православного Палестинского общества, заслуженный работник дипломатической службы РФ, почетный работник МИД России, награжден орденами СССР, орденами и медалями Египта и Ливии.

- Погос Семенович, расскажите о своих корнях, откуда Вы родом?

- Родился я в Грузии, в Ахалцихском районе, село сначала называлось Суфлис - «Святой свет», потом стало называться Схвилиси. Прадеды мои вместе с огромной группой армян в начале 19 века бежали из Турции, из Эрзерума. Местный священник в предвидении большой резни собрал армян со всех сел в округе и увел через границу в сторону Александрополя, теперь это Гюмри. Оттуда они потом отправились обратно через Архакалаки, часть осталась и образовала поселение. Деды мои выбрали это красивейшее место на берегу реки р. Ахалкалакис-Цкали, притока Куры. Там я и родился 10 августа 1926 года.

В 1934 году умерла мать, и меня взял на воспитание карабахский армянин Константин Беглярович Осипов, который в те годы жил у нас в доме, был представителем ЦК компартии Грузии по созданию колхозов. Я переехал к нему в Тбилиси. Перед войной поступил в Тбилисский железнодорожный техникум и направлен был на строительство Закавказского металлургического завода в Рустави. А потом понял - не мое это. Но не отпускали, это была стройка МВД СССР. Пришлось сбежать в Москву. Поступил в Плановую академию. Так моя жизнь резко изменилась.

- Как Вас встретила Москва?

- По-доброму. Такая была история: приехал поступать в институт, денег нет, жить негде, мы с другом спали на лавочках в садике за «Метрополем», милиция нас гоняла. Сдал экзамены, меня приняли, а на обратную дорогу денег не осталось. Подсказали мне выход - пойти к министру автомобильной и тракторной промышленности, тоже Акопову, только Степану Акоповичу. Сказали - даст он тебе пятьдесят рублей, он же земляк. Я пошел, охрана решила, что я его племянник. Вошел в огромный кабинет, он говорит: «Ну, племянничек, заходи!» Ну, я говорю, извините, поступил в институт, надо ехать домой, а деньги кончились. Он стал расспрашивать - кто, откуда. Дал мне денег. Я уехал, вернулся, пошел деньги отдавать - меня уже не пустили. Прошло много лет, я встретил начальника Московского городского финансового управления Акопа Акоповича Акопова, брата министра. Рассказал ему эту историю. Он говорит: «А знаешь, брат тебя помнит…» Еще через много лет на Лефортовском кладбище я нашел могилу братьев Акоповых. Купил на эти деньги цветы и положил к памятнику.

- Наверное, Вас многие спрашивают, как мальчик из маленькой армянской деревни стал послом…

- Я никем бы не стал, если бы не деревенские старики-мудрецы, которые постоянно сурово расспрашивали, как я учусь, где работаю. Где бы ни был, я постоянно помнил о том, что мы - выходцы из родной деревни - люди подотчетные. Я уже был послом, приезжал, мне устраивали встречу, я рассказывал им о том, как работаю. Деревня приучила меня к труду, к выполнению своего долга, к доброму отношению к землякам. Понятиям «честь», «совесть» я обязан деревне. Связи не порываю до сих пор, постоянно туда приезжаю, хоть не осталось близкой родни. Посещаю могилы, любимые места. Это придает мне силы, оптимизм, веру в то, что человек может добиться всего, если поставит перед собой цель.

- Как Вы попали на дипломатическую службу?

- Я окончил Плановую академию, экономический факультет. Работал в высших плановых органах СССР. Вдруг вызывают меня в ЦК и говорят: «Пойдете в МИД, начинайте учить арабский язык». А я тогда уже женат был, двое детей… Я говорю: «Как можно в тридцать лет выучить арабский?» - «Решение ЦК не обсуждается». Учил ночами… По окончании учебы в отделе кадров МИД сообщили: «Вы едете в Судан». Я возразил: «Но ведь я экономист, а с Суданом у нас нет никаких торговых и экономических связей. Вот в Египте экономист нужен, там дела идут на подъем». Ну вот, в результате проработал в Египте 16 лет, прошел путь от третьего секретаря до Временного Поверенного. А еще был послом в Кувейте и Ливии.

- Как живет армянская диаспора в Египте?

- Диаспора в Египте очень большая, когда я в 1959 году приехал туда послом, там жили 50 тысяч армян. К ним было исключительно доброжелательное отношение. Есть армянские школы, газеты, кладбище, на котором похоронена наша знаменитая актриса Сирануш, великолепная церковь, одна их самых больших и красивых в стране. Мне пришлось налаживать отношения не только с правительством Египта, но и с армянской диаспорой. Я плохо знал армянский язык, вернее - знал свой, деревенский. Чтобы общаться с местными армянами, мне пришлось выучить западно-армянский, они присылали мне газеты и просили рассказать, что понравилось, что - нет. Приходилось дома по ночам по складам читать… К счастью, западно-армянский оказался близок к деревенскому, мы же выходцы из Эрзерума.

У меня сложились добрые отношения с церковью, в частности с архиепископом Сируняном. В 1962 году состоялся визит в Египет Арама Хачатуряна. Посол поручил мне сопровождать его. Хачатурян был личным гостем Насера, дал несколько концертов в Каирской опере, потом, кстати, Насер издал указ построить новый оперный театр и наряду с другими композиторами установить там бюст Хачатуряна.

В то время жил там композитор, который лет пять откладывал свою свадьбу. Музыкант попросил Хачатуряна быть посаженным отцом. Тот наотрез отказался - как коммунист Хачатурян пойдет в церковь! Я его уговорил, пошли. Народу - уйма! Арам Ильич очень переживал, что ему предложат целовать крест, а кругом фотографы! Но обошлось. Хачатурян оставил доброжелательную надпись в книге почетных гостей о том, что церковь играет большую роль в единении армянской диаспоры. А мы с архиепископом подружились.

- Как Вы думаете, события в Египте скажутся на положении диаспоры?

- Не вдаваясь в подробный анализ политической ситуации, скажу: теперешний режим близок к России, дружественен, но, кто бы ни пришел к власти завтра, египтяне всегда будут относиться к армянам, как к братьям.

- Какие, по Вашему мнению, существуют пути разрешения нагорно-карабахского конфликта?

- Единственный путь - мирный. Это путь решения всех конфликтов такого рода. Пример тому арабо-израильский конфликт. Прошло почти 60 лет, а он не решается военным путем. Да, Израиль достиг так называемой победы, но эта победа конфликта не решила. Я глубоко убежден, что ни та, ни другая сторона не готовы к решению этой проблемы сегодня. Гормыко говорил: «Лучше десять лет переговоров, чем один день войны». Война обостряет отношения между народами. Народ Армении может жить и процветать только в том случае, если будет обеспечена его национальная безопасность.

- Что Вы думаете об армянской общине России?

- Армянская община в России неоднородна. Две части диаспоры: граждане России и граждане Армении. Это две половины одного целого, но у каждой свои интересы. Граждане России хотят, чтобы отношения между Арменией и Россией укреплялись и развивались, это дает возможность всем армянам спокойно и равноправно жить в этой стране. Другая часть, как мы часто слышим, «понаехавшие», стремятся использовать Россию в своих интересах. Нужно содействовать тому, чтобы люди жили здесь в условиях законности. Мы испокон веков жили как братья, тут работы хватит всем, нужно не допускать проблем между этой частью диаспоры и властью, армяне должны чувствовать себя уютно и комфортно в России. Надо вести кропотливую, серьезную воспитательную работу. А в целом к армянам в России отношение хорошее, это отчасти заслуга армянской общины.


- Всю жизнь Вы много работали, Ваша жизнь состоялась…

- Думаю, да. У меня дом, семья, дети… даже правнуки. Четырнадцать лет, как я возглавляю Ассоциацию российских дипломатов, я знаю каждого дипломата, и ветеранов, и молодых. У меня есть работа, много работы. Это моя жизнь. Я счастлив тем, что нужен людям.

- Традиционный вопрос - что Вы посоветуете нашим читателям?

- Газета «Ноев Ковчег» рассказывает не только о жизни диаспоры, но и о том, что происходит в Армении. Она выходит на русском языке, это важно. Я понимаю, как тяжело в нынешних условиях в России издавать такую газету. Поэтому призываю читателей поддерживать «Ноев ковчег» и морально, и материально. Я тоже подпишусь!

Беседу вела Ольга Савенкова

Газета "Ноев Ковчег" № 4 (163) Февраль (15-28) 2011

Поделиться: